Все будет как всегда. Но может быть и хуже

1809 просмотров
3
Анна КАЛАШНИКОВА
Вторник, 19 Сен 2017, 09:00

Поправки в Закон о СМИ – удавка на шее журналистов

Читайте также
Тамара Калеева: Это гибель казахстанской журналистики

Депутаты мажилиса рассматривают проект поправок в закон, регулирующий деятельность средств массовой информации. Напомним, что поправки подверглись острой критике со стороны журналистского сообщества и экспертов.

Что же мы получим на выходе?

Президент международного фонда защиты свободы слова «Әділ сөз»Тамара КАЛЕЕВА (на снимке) настроена пессимистически.

Нас уже не слышат

- Тамара Мисхадовна, новые поправки в Закон «О СМИ» дошли до парламента. Может, депутаты возмутятся и завернут их?

- Конечно, хочется надеяться на лучшее, но боюсь, что будет как всегда. Проект, который попал в парламент, косный, нелепый. Журналисты, которые удосужились прочитать текст, взвыли, увидев, что чиновники собираются взять себе полмесяца на то, чтобы дать ответ на элементарный запрос редакции. Но эта дикость, думаю, вставлена в проект намеренно, чтобы оппоненты сосредоточились именно на ней.

Депутаты «по просьбе трудящихся» ее потом отменят, и общественность порадуется: хоть маленькая, но победа. А более серьезные вещи – останутся... Именно, по крайне мере, так и было до сих пор. Исключение - очередная попытка декриминализировать клевету, когда мы с треском проиграли по всем статьям.

Наши чиновники до сих пор на голубом глазу объясняют солидным международным организациям типа Комитета по правам человека ООН, почему за клевету у нас сажают: якобы достоинство граждан  превыше всего. Думаю, что никто из серьезных международных экспертов этому не верит. А мы делаем вид, что верим, пытаемся вразумить чиновников, что, дескать, должен быть баланс прав, что есть интересы общества, но нас уже не слышат.

Вообще среди чиновников, от рядовых клерков до генералов в штатском, я до сих пор не встречала людей, которые воспринимают журналистику как важнейший институт свободного и демократического общества. И действительно: если у нас такой «самостоятельно» мыслящий парламент, если у нас такой суд, то зачем нам по-настоящему свободная пресса, зачем нам свобода слова?...

Читайте также
Путь Абаева

У меня уже определенная классификация сложилась. Если большой чиновник важно вопрошает: «Вы считаете, что свобода слова должна быть абсолютной?»,- значит, из категории дубов. Об ответственности любят рассуждать «укушенные».

- Кем укушенные?

-  Журналистами, кем же еще? Каждый чиновник ранга выше среднего с удовольствием пересказывает историю, как пресса приписала ему, безвинному, чужие грехи, сунула нос в заповедные уголки родного ведомства, исказила отчество или, тем паче, должность.

 Внизу - рать безымянных исполнителей, на скромной зарплате, перегруженных работой, мечтающих о хорошей карьере. Они и поправляют законы, заглядывая не в международные стандарты, а в глаза больших начальников. А у больших начальников бизнес, родня, хобби, так что главное – чтобы ни один борзописец не смог заглянуть в его закрома.

- Не любите вы чиновников.

- Это взаимно. Они тоже не любят журналистов. Раньше хоть скрывали это.

Вопреки президенту

- Нашему закону скоро 20 лет, в его 26 статей внесено около сотни поправок. Может, он все-таки стал лучше?

- Три «ха-ха», как говорили в дни моей молодости. По-прежнему прописано, что запрещается использовать СМИ для совершения уголовных и административных преступлений, - словно для преступлений разрешено использовать хоть что-то. У нас по-прежнему СМИ – это любая форма распространения массовой информации. Сюда можно втиснуть и меню ресторанов, и объявления в магазинах, и афиши кинотеатров - разве нет? Законодатели втиснули в это определение только интернет-ресурсы. Позже обнаружилось, что хватили лишку. Министерство информации отдельным письмом разъяснило, что не все интернет-ресурсы влились в море масс-медиа, а только те, которые захотели этого. Многие ли захотели? Неизвестно, ведь реестр СМИ широкой публике так и не показывают. Думаю, что не много, да и те получили почетный статус, нарушив закон. Без нарушений не получится, ведь, все по тому же закону, нужно указывать периодичность выпуска и территорию распространения, а как локализовать территорию априори безграничного интернета?

Но наши чиновники и законодатели нелепостей и архаизмов документа не замечают, у них другие заботы. И в результате мы получаем нынешний проект поправок в закон о СМИ.

Читайте также
Свобода слова особого режима

Разработчики проекта делят всю информацию на «официальную» и «остальную», то есть второсортную.  «Остальная» - это как раз то, чем мы живем: разбитые дороги, коммунальные неурядицы, высокие цены, низкие пенсии и прочая «бытовуха». Вот эту информацию чиновники хотят выдавать журналистам за 15 дней. Берут, так сказать, двухнедельный карт-бланш на раздумья, что дать и как подать.

А ведь все исследования показывают, что казахстанцы мало доверяют отечественным СМИ. Кто-нибудь из авторов этой поправки задумывался, куда кинутся граждане за свежими новостями, когда «прокисшая» информация станет нормой? В Facebook, другие социальные сети, в зарубежные СМИ?

Пойдем дальше. Казахстан по уровню коррупции в прошлом году занял 131-е место - всего 176. Президент говорит, что СМИ должны активно бороться с этим злом, но журналистам вменяют в обязанность брать разрешение на публикацию сведений о личной и семейной тайнах. Понятно, что хотят уберечь не личные тайны сантехника дяди Васи - никому, кроме его домочадцев, не интересно, пьет он легальную «бормотуху» или подручный суррогат.

А вот когда честный чиновник любит и коллекционирует, скажем, бриллианты, вряд ли он разрешит публикацию этой детали его личной жизни, хотя ею заинтересовались бы многие. Я уж не говорю о том, что в законодательстве отсутствуют точные формулировки, что такое тайна личной жизни и семейной жизни. Тут вообще большой простор для оригинальных судебных процессов. Бывшая жена – правомочный обладатель семейной тайны о нажитом имуществе или нет? А теща, невзлюбившая зятя?

Читайте также
Тамара Калеева: Наш закон о СМИ напоминает Франкенштейна

То есть журналисты должны спрашивать разрешения на публикацию о коррупции у самих коррупционеров. В таких условиях самому знаменитому казахстанскому журналисту-расследователю, вашему Геннадию БЕНДИЦКОМУ, придется менять профессию, например, переквалифицироваться в управдомы.

Наверняка из самых гуманных побуждений в законопроекте расширено право на ответ, только вот расширено оно до полного абсурда. Предлагается публиковать ответ в течение пяти дней после получения такого требования. Гражданский кодекс дает для опровержения месячный срок, а наш профильный закон – меньше недели!

А требовать ответ можно, если в публикации распространены сведения, цитирую дословно, «ущемляющие права или законные интересы». Что такое «ущемляющие сведения»?

Опровергать предписано недостоверные порочащие сведения. А про ущемляющие факты никто ничего не знает, такого термина в законодательстве нет. Значит, впереди опять полный судебный произвол. То, что Ratel.kz проиграл в суде абсолютно выигрышное дело Зейнулле КАКИМЖАНОВУ – это пока еще только цветочки. Ягодки будут потом.

Дальше в лес – больше дров: впервые в законопроект вводится понятие пропаганды. Процитирую, запомнить это невозможно: «под пропагандой понимается распространение в средствах массовой информации взглядов, фактов, аргументов и иной информации, в том числе намеренно искаженной, для формирования положительного общественного мнения о запрещенной настоящим Законом информации и (или) побуждения к совершению противоправного действия и (или) бездействия неограниченного круга лиц». Я напишу «виной всему обычное африканское разгильдяйство» и меня по этой формулировке обвинят в побуждении к расизму.

Читайте также
Неважно, какая длина у медийного поводка, если еще есть намордник

Цензура постфактум

- Вы не сгущаете краски?

- Мы же ведем мониторинг нарушений свободы слова и видим, как по доносам супербдительных граждан журналисты с трудом отбиваются от обвинений в разжигании, в неуважении к святыням и пр.  С новым дополнением в закон эта тенденция окрепнет. Думаю, что это вклад «идейных» людей.

А вот и маленький вклад маленьких чиновников: требование публиковать выходные данные только на последней странице издания. Над СМИ же куча надсмотрщиков. В советские времена их честно называли цензорами, теперь это «мониторы». Сидят при акиматах скромные служащие, листают газеты, пачкают ручки типографской краской: а где там выходные данные, на второй или предпоследней полосе, не завысила ли редакция тираж, правильно ни написала свой адрес. Муторное это дело, листать газеты.

Теперь будет проще: смотришь только последнюю страницу. Думаю, можно пойти и дальше, определить обязательные места для репортажей, для аналитики, для интервью, - «мониторы» ведь не только за выходными данными следят, вообще бдят, не нарушили ли журналюги законодательство. Предварительная цензура сменилась пост-цензурой.

В этой связи в новом законопроекте больше всего беспокоят новые полномочия нашего уполномоченного органа, то бишь министерства информации и коммуникаций. Ранее в законе были положения о территориальных подразделениях министерства, потом их исключили, а теперь снова восстанавливают и наделяют правами, которые сформулированы очень расплывчато. Что это за территориальные подразделения, полуанонимные структуры при акиматах, как прежде, или что-то более солидное? Сколько их, каков штат? Какие «иные полномочия», кроме госконтроля и мониторинга, они должны осуществлять?

Читайте также
Когда сбегут самураи

Насколько компетентные специалисты будут в них сидеть? Ничего неизвестно, сплошная terra incognita. Боюсь, что на крошечные зарплаты этих подразделений польстятся такие же невеликие профессионалы, и у нас снова начнется череда административных процессов, штрафов, приостановлений и закрытий СМИ по смешным и позорным поводам.

Смешного и позорного, смутного и опасного в законе и в новых поправках вообще предостаточно, перечислять не хочется. Но самое обидное, что журналисты в массе своей даже не заглядывали в новый законопроект. Привыкли к окрикам и пинкам, думают, что приспособятся к новым решеткам, надеются на личные контакты…

- Невзирая на такой пессимистический настрой, вам придется обсуждать эти поправки с чиновниками и депутатами…

- А что делать? Отстраниться и клеймить со стороны? Это тупиковый путь. Нет, будем снова убеждать, ссылаться на чужой опыт и собственную практику. И потом, чиновники вне служебных кабинетов вполне нормальные люди, точно так же, как все мы, ищут источники интересной информации и вообще все всё прекрасно понимают. Просто, похоже, у них задача такая – загнать СМИ под лавку.

Мы должны настаивать, что нужно принимать новый, принципиально новый закон. Не получится, будем работать по проекту поправок, чтобы исключить их или, по крайней мере, нейтрализовать. Не самый вдохновляющий вариант, но если им пренебречь, всё будет как всегда. Но может быть и хуже. И нам, журналистам, и обществу.

Фото: sputniknews.kz.

Загрузка...
andrey 2017-09-19 11:10:28
7
Самое печальное когда эти бывшие депутаты ,премьеры, генералы ,министры и чиновники попав на скамью подсудимых начинают апеллировать, сми ,просить и возмущаться на не справедливые приговоры и то что они не услышанны и не поняты!
Буке 2017-09-21 16:45:38
0
СМИ - нужны. Нужна честная информация.
Павел 2017-09-21 20:17:56
0
Только Ratel честный здесь. А в России РБК. Остальное ... "В гостях у сказки".
- У меня есть реально модернизационно-инновационное предложение для правительства: официально ввести в каждом министерстве должность "зама по косякам", ну или "вице-министра отпущения".
Рузский мир
К чему приведут хулиганские методы внедрения государственного языка?
Завещание Герольда Бельгера
Вышел в свет четырехтомник казахстанского писателя и переводчика Герольда Бельгера «Плетенье чепухи»
«Свой путь» в неизвестном направлении
Евгений Жовтис: У каннибалов существует традиция - есть людей, но у меня нет никакого желания обсуждать эту традицию как часть культуры
Лицензия на воровство
Фермер Кирилл Павлов вызывает министра юстиции Марата Бекетаева на публичные дебаты
Кыргызстан: пейзаж после выборов
Интервью кыргызского эксперта Аиды Алымбаевой казахстанскому политологу Досыму Сатпаеву
Осетрина второй свежести
Министерство юстиции Казахстана прокомментировало публикацию Ratel.kz, но ясности от этого больше не стало
Зомби-апокалипсис по-карагандински
Как умершая в 1985 году в Караганде пенсионерка оформила завещание в 2005 году в Ташкенте
Как казаха нарекали именем
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Сеньоры и вассалы современного Казахстана
Что такое "хорошее управление системой"
Кредитные мошенники нашли новую жертву
​​С алматинца взыскивают деньги, которые он не занимал
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Падение сырьевых банков
Почему интересы крупных частных банков РК расходятся с национальными интересами
Ветер дует, потому что деревья качаются
Почему высокие профессионалы в правительстве есть, а самого необходимого в стране при этом нет
Хорошо сидим!
У осужденных по «хоргосскому делу» жизнь протекает в комфорте и изобилии
Жаба и голубка
Новый рассказ Салимы Дуйсековой
Плетенье чепухи: Многие обычаи казахи потеряли безвозвратно
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Творческих вам узбеков
Почему мы радуемся успехам соседей
О Каталонии. Серьезно
Чем может закончиться «развод» Испании и Каталонии
Марат Толибаев: Хочу заступиться за Владимира Божко
Известный в социальных сетях автор считает, что вице-спикеру приписали абсурдные мысли
Врать надо с прибылей, а не с убытков
В потоке информации о ситуации с Национальным фондом может заблудиться даже профессионал, не говоря уже о простых гражданах нашей страны
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Джохар Утебеков: Нет исключений, позволяющих полицейским пытать людей!
Свобода от пыток - одно из абсолютных прав человека, которая не подлежит ограничениям ни при каких условиях
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Рузский мир
- Большое спасибо Марату Асипову за эту статью. Только не замалчивая такие проблемы общества, путем мирного диалога, можно и нужно добиваться взаимного уважения, толерантности и межнационального согласия. Когда мы едины - мы непобедимы! Этот лозунг должен быть не просто красивыми словами.... Всем спасибо. МИР ВАШЕМУ ДОМУ! Берегите себя...
Уголовное дело шымкентского мажора вновь открыто
- Журналисту Динаре БЕКБОЛАЕВОЙ респект, уважение, за объективное освещение резонансных событий. Надеюсь, что благодаря таким как она принципиальным и профессиональным журналистам наш КЗ станет когда-то правовым государством, где, в т.ч. реализуется принцип неотвратимости наказаний. Браво Динара!!
Отправьте доктора к авторам бензиновой лихорадки
- Из за школьных учебников такой шум подняли,депутаты,Токаев,все выступили,а тут дефицит бензина -и ниче,депутатов не слышно
Жизнь девушки оценили в 700 тысяч тенге
- Не буду писать про медицину, понятно, что ее у нас нет, хотя для того что бы она появилась, надо всего лишь запретить чиновникам и их семьям лечиться за границей, даже за собственные деньги. Я хочу сказать за суд: это насколько надо быть нечеловеком, чтоб одному за публикации в газете давать за моральный ущерб 50 млн., а другой за смерть дочки 700 тыс.?
Аким Павлодарской области и его блондинка
- Уважаемый БУЛАТ ЖУМАБЕКОВИЧ Аким Павлодарской области. Доводим до Вас что по графику дом Щедрина 30 стоит на подключения тепла 02.10.2017 г КСК ИП Шмид, но тепла так и нет. В округе все дома подключили, а наш дом так и мерзнет. Звоним в КСК они нам отвечают, что это Тепловые сети. Где наитии крайних и когда в нашем доме подключат тепло.
Защита от дурака
- Ай молодец автор! Особенно правило 5 понравилось. Тов. Бендер отдыхает в Казахстане :)
Чиновники не смогли объяснить, откуда взялась сумма платы за общественный транспорт
- Нужную сумму разделили на количество квсртир, вышло 3800. Никто там расчетами не занимался