Қаз   Рус

Про волка

16679 просмотров
28
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Суббота, 23 Сен 2017, 12:00

Традиционно по субботам Ratel.kz публикует рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Как научиться языку в тюрьме».

Читайте также
Ермек Турсунов: На съёмках нужен был як

Зима была. То ли декабрь, то ли февраль. Не помню. Но это и не важно.

Ночью шел снег. Сыпал и сыпал хлопьями. И вдруг посреди ночи, часам так к трем, кто-то звонит в дверь.

Ночные звонки и визиты – дело, сами понимаете, не очень приятное. Я пошел открывать в дурном предчувствии. Смотрю, на пороге Сайлаубек стоит. Дружбан мой старый. Рот до ушей, счастливый такой, аж светится весь.

- Спишь? - говорит.

- Нет, - зло отвечаю я. - В футбол играю.

- Ну и хорошо, - смеется, - значит, уже размятый.

- Тебе чё надо? - спрашиваю. – Охренел, что ли? Три часа ночи.

- Поехали, - говорит.

- Куда?

- Как куда? - хмыкает. - Не видишь, снег какой выпал.

- Ну и что?

- Как ну и что? Самое время для охоты!

- Какой еще охоты?

Я еще не совсем проснулся. Действительно, не очень понимаю.

- Ну, помнишь, чабаны звонили? - начинает он объяснять. – Жаловались: волки, мол, достали. Лютуют. Овец пожрали.

- Ну?

- Вот время и настало посчитаться, - говорит. - Снег нам подмога.

- А причем тут снег? - свирепею я.

- Хватит болтать, - обрывает. - Одевайся и поехали.

Читайте также
Ермек Турсунов: Для съёмок нужен был кабан

По дороге он мне напоминает предысторию, и я потихоньку начинаю вспоминать.

Этот придурошный Сайлаубек – заядлый охотник. Вечно мотается со своими дружками за разным зверьем, а потом рассказывает мне свои охотничьи байки. И, надо сказать, интересно рассказывает. Местами привирает, конечно, но без вранья что за рассказ?

Ну, и как-то по глупости своей напросился я на свою голову тоже. Пострелять. Как-нибудь. И вот этот «как-нибудь» представился.

А если честно – какой из меня охотник? Мне зверя жалко. Да и стрелять по живому я не могу. Даже если это и волки, которые таскают у чабанов их баранов.

В любом случае, поздно отнекиваться. Мы уже едем. В ночь. Мотор мерно гудит. Снег всё сыплет. Я начинаю клевать носом и просыпаюсь, когда машина, в последний раз качнувшись, останавливается.

Мы выходим из нагретой кабины. Пронзительный воздух рвет легкие, лезет за воротник, бодрит и встряхивает. Навстречу с лаем кидаются огромные псы. Сайлаубек громко их материт по матушке, и те успокаиваются.

Осматриваюсь. Что-то вроде зимовки. Два домика посреди степи. Из труб валит дым. Поодаль, как лошади у коновязи, выстроены в ряд машины - тяжелые джипы. Рядом с ними целая отара снегоходов.

Заходим в дом. Нас тепло приветствуют веселые мужики. Еще не пьяные. Здоровые все. Громкие. Одеты в камуфляж. Вдоль стен – целый арсенал: ружья, винтовки с оптикой, патронташи.

(«Охотники», - подумал Штирлиц.)

Читайте также
Преступление и наказание

Тем временем уже начинает светать. А насчет погоды мне объяснили, что опытный следопыт по свежему снегу легко может выйти на волка.

Так оно и случилось.

Наскоро позавтракав, все высыпали во двор. Командовал какой-то мужичок в лисьем малахае. Он вроде как и был тем самым следопытом. Хотя по виду не скажешь. Щуплый, невзрачный и смурной. Как с похмелья. А может, просто не выспался. И одет поскромнее всех. В сапогах допотопных. Кирзовых. Да и ружьишко у него обычное. Двустволка без наворотов. Приклад еще зачем-то изолентой обмотал.

Как бы то ни было, мужики слушали его молча. Потом он разделил всех по парам, раздал рации, развернул карту местности, показал, кому куда ехать, и мы двинулись.

Я сел к Сайлаубеку. Он протянул мне винтовку. Как только я взял ее в руки, так тут же во мне шевельнулось какое-то дикое дремучее чувство. Наверное, в каждом оно просыпается, стоит ему коснуться настоящего боевого оружия.

Моторы взревели, нарушая утреннюю тишь, и толпа снегоходов направилась в степь.

Впереди ехал следопыт. Он двигался не спеша, зорко вглядываясь окрест. Временами он останавливался и ходил кругами, читал следы. Их было много, и все на разный манер: неясные вмятины, черточки, узоры, ямки... Как он там в них разбирался? Непонятно.

Наконец, он что-то обнаружил и велел всем разбиться на группы. Кому-то указал на запад, кому-то на восток. По плану, сделав большой круг, мы должны были все встретиться в помеченной на карте точке.

- Там – пропасть. Вернее, каньон, - пояснил следопыт. - Их пятеро. Волков. Погоним их туда. Если догоните их раньше, то валите по пути. А если нет, то у обрыва накроем.

Нам с Сайлаубеком велено было ехать прямо.

Читайте также
Казахский национальный зверь

Признаться, я первый раз оказался на снегоходе. Тот же мотоцикл, только по снегу. И рвет прилично. Если по прямой и «ветер в харю», то и слезы из глаз. Невозможно. Поэтому я воткнулся лицом в спину Сайлаубека, и мы мчались так примерно час.

Потом он остановился, чтоб проверить оружие и слегка передохнуть. Выключил мотор. И тут вдруг такая тишина навалилась. Такая блажь. Вселенская. Оглохнуть можно. Ни звука. И кругом – всё белым-бело. Горизонт исчез. Растворился. Всё утонуло в белесой дымке. Ни земли, ни неба. Космос. И ломкий хруст под ногами.

Ворона пролетела. Каркнула.

Всё.

Я даже забыл, зачем мы здесь.

Да и хрен бы с ними, с этими волками. Пусть бегают. Тут вон какая красота. И чистота необъятная. Природа, мать ее!

- До оврага еще полчаса, - обронил Сайлаубек. – Чё-то наши молчат.

И тут вдруг, как услышала, – ожила рация. Что-то в ней щелкнуло, шваркнуло, и заполошный голос, прорываясь сквозь помехи, захрипел:

- Гони! Гони! Вон он! Вон!

И мы увидели вдали серую точку.

- Дава-ай! - крикнул Сайлаубек и завел мотор. Я прыгнул, вцепился в спину, и мы рванули с места так, что у меня чуть башка не оторвалась.

И сразу – под сто! Полетели по кочкам да по корягам.

Серая точка постепенно стала увеличиваться и превратилась в матерого волка. Арлана. Он бежал, вытянувшись в струнку, и низко стелясь над самой землей. С двух сторон его настигали снегоходы.

Охотники гнали волка к ущелью. А там – обрыв. И там уже – всё. Тупик.

Читайте также
Дядьвитя – матадор

Волк не знал об этом. Он метнулся по ущелью вверх и через пару километров резко тормознул, словно воткнулся в невидимую стенку. Заметался, запаниковал.

Снегоходы на полном ходу свернули – один вправо, другой влево - и взлетели на горки с двух сторон. Охотники попрыгали, заклацали затворами и взяли волка на прицел.

Тот всё носился из стороны в сторону по краю пропасти в поисках спуска. Но его нигде не было. По дну каньона, под тонкой наледью, текли мутные воды.

Кольцо замкнулось. Серый оказался в западне.

По дороге всех его братков настигли и постреляли, но сам вожак ушел. Затаился в зарослях ивняка. За ним отправились по следу и выгнали на простор. В степь. Гнали сюда километров двадцать…

Тут и мы подоспели с Сайлаубеком. И выехали прямо на волка. Почти лоб в лоб. Остановились, не доезжая до него метров триста.

Сайлаубек заглушил мотор и задорно подмигнул мне.

- Ну вот, - сказал он. - Ты ж хотел. Иди, стреляй.

Я снял ружье с плеча и опустил щелчком предохранитель. Глянул еще раз на тех, что стояли на холмах. Понятно, что любой мог завалить волка со своей позиции. Оттуда вся поляна просматривалась как на ладони. Но зверя загнали специально для меня и теперь ждали, предоставив мне возможность его прикончить.

Разом всё смолкло - и грохот моторов, и лязг гусениц, и суматоха погони, крики. Моментом все оборвалось и стихло.

Читайте также
Про козла

Мне вдруг стало нестерпимо жарко. Я расстегнул ворот и вдохнул полной грудью стылый воздух. Азарт охотника толкнул меня вперед.

Я взвел курок и медленно пошел на волка. Снег местами доходил мне до колен, я проваливался, но всё шел и шел.

И волк понял, что это конец. Что настал его час. И тогда он перестал метаться, остановился, сел на снег, поднял морду высоко к небу и… завыл.

Он завыл так, что у меня вдруг защемило сердце. Похолодело в груди. Заломило в висках. И еще я почувствовал, как палец на курке стал ватным. Он как будто омертвел. И весь я как-то сдулся. Надломился.

А волк всё выл и выл. И глухой утробный его вой следом подхватило эхо и понесло по всей округе. И откуда-то издалека, из-за скалистых гор, донесся ответный вой. Такой же протяжный и скорбный.

Волк услышал его и замолчал. Поднялся. Отряхнулся. Потом зарычал, оскалился, щелкнул страшными клыками и рванулся прямо на меня. Снег из-под его лап полетел в разные стороны. Он бежал, низко опустив свою большую голову. А я как завороженный смотрел на него и не двигался. Я видел, как вздыбилась шерсть на его бугристом загривке, как капает пена с его разинутой пасти, как сузились зеленые его глаза…

Охотники стали кричать мне с холмов. Махать руками.

Но я не двигался. Я вообще превратился в столб и опустил ружье.

Расстояние между мной и волком стремительно сокращалось. Вот уже двести метров, сто пятьдесят, девяносто, сорок, тридцать…

Читайте также
Территория неволи

И тут грянул выстрел. Кто-то шмальнул с горки. Волк тявкнул, кувыркнулся и тут же вскочил на ноги. С простреленного бока отлетел кусок шерсти.

Раздался еще выстрел. Пуля перешибла переднюю лапу: брызнули веером бурые капли и окропили снег. Волк закрутился, кусая себя за обожженные места, и понесся на меня на оставшихся трех.

Раздались еще выстрелы. Стреляли уже с обоих холмов. Пули засвистели, прошивая волка насквозь. В воздух взметнулись фонтанчики красного снега. Волк пробежал еще несколько метров и упал навзничь. Беспомощно забарахтался в сугробах. Слышно было, как он хрипит, захлебываясь собственной кровью. И всё же, собрав последние силы, он перевернулся на брюхо и пополз на меня, скуля в бессильном гневе. За ним по борозде потянулся ярко-алый след. Я видел, как он перебирает передними лапами. Слышал его прерывистое дыхание. Я почувствовал, как он мечтает добраться до меня…

Но тут раздался последний выстрел, и волк остановился. Затих.

Подбежал Сайлаубек. Рванул меня за плечо.

- Ты чё… твою мать, - заорал он. - Почему не стрелял?!

Я лишь пожал плечами. Я действительно не знал, почему я не стрелял.

Я всё смотрел на волка, который лежал от меня метрах в десяти и уже не двигался. Глаза его оставались открытыми. В них остывала ярость. Ненависть. Отчаяние и несгибаемая воля.

С тех пор я на охоту не просился.

Фото: Вадим БОРЕЙКО.

Загрузка...
Наталья 2017-09-23 21:20:19
7
А мне понравилось, хоть я уже у догадалась чем все закончится , но читала на одном дыхании! хороший рассказ жизненный! Спасибо автору.
Студент 2017-09-23 12:15:13
9
Охота может быть только по необходимости. острой необходимости, когда другого выхода (как у волка в рассказе) просто нет. И все.
Тэтяна 2017-09-23 12:17:20
-13
К чему вот это: "Охотники", подумал Штирлиц"; и тем более: роскошное описание степи и тупое "природа, мать ее". Рассказ только выиграл, если б не было полуматерков, а эмоции и переживания от встречи подростка и раненого волка можно было описать значительно ярче.
Рус 2017-09-23 15:31:03
15
ненавижу охотников .. с голыми руками идите на зверя .. только вот духу не хватит ! перед Всевышним за все ответите герои с ружьями ! охота только по необходимости прокормиться а не удовольствия ради
M. Freeman 2017-09-23 14:43:31
13
Сетон-Томпсон, "Лобо", "Домино", "Мустанг-иноходец"... Вечная тема. Вечные вопросы... И у каждого свой ответ. У Ермека - один. У Сайлаубека - другой. Только вот Сайлаубек не сомневается в своей правоте... Интересно, этот так называемый homo sapiens когда-нибудь перестанет мнить себя на Земле самым главным?
гость 2017-09-23 17:55:21
4
Охота может быть только по необходимости. острой необходимости, когда другого выхода (как у волка в рассказе) просто нет. И все.==Уровень потребления со времен пещерного века вырос,уже мало хлеба,хочется все больше зрелищ и крови.
Берик 2017-09-23 17:57:22
7
Так сначала волк был в двухстах метров и при этом понял, что это конец? Да с двухсот метров волка даже не видно толком и-попасть в-него можно только снайперу .... И он бежал двести метров, а Ермек стоял опустив руки? Понятно, в общем....
Берик 2017-09-24 08:57:02
6
Даже нет, он выше пишет, что были в трехстах метров от волка... Волк их в бинокль рассмотрел, что ли, и завыл? С трехсот метров невооруженным глазом очень трудно определить, волк это, собака или коза, например...
Chelovek 2017-09-23 23:51:26
3
Единственное животное, которое не поддаётся дрессировке. Льва и тигра можно приручить. Поднял морду высоко к небу и завыл... подчиняясь воле Творца всего сущего. Красивая смерть. Охотников жалко.
Тэтяна 2017-09-24 10:28:56
-3
M. FREEMAN 14:43:31 Сетон-Томпсон... Сравнили..., это вам не "пызява".
предприниматель
- В Швейцарии правительство приняло важное решение. Начиная с 10 января, запрещено варить лобстеров живьём. Предварительно он должен быть усыплён. Только потом в кипяток. Возможно, надо заимствовать швейцарский опыт и применить его поначалу на представителях бизнеса. Сначала усыпить, только потом всё остальное.
Эффект Шукеева
Почему кредитный рейтинг нашей страны в одном шаге от «мусорного»
Может ли террорист получать алименты?
Закон, устанавливающий без всякого судебного решения серьёзное ограничение права собственности, - это вообще чёрт знает что такое
Кто ответит за Нацфонд?
По чьему непрофессионализму или же злому умыслу Казахстан должен будет выплатить 500 млн долларов в качестве возмещения убытков иностранному инвестору
Казахстан стал частью глобальной политики в трудное для мировой истории время
Накануне визита президента РК в США известный американский эксперт Пол Стронски ответил на вопросы обозревателя Ratel.kz
Проект курорта «Кокжайлау» - это грандиозная афера
Финансист Дмитрий Жуков рассказал Ratel.kz об экономической составляющей проекта горнолыжного курорта в предгорьях Заилийского Алатау
Айдос Сарым: Маргулан нашей стране нужнее!
Айдос Сарым прокомментировал заявление бизнесмена Маргулана Сейсембая об отъезде из страны на ПМЖ
Плетенье чепухи: Об идеологических зомби
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Плохая жена
Когда у молодоженов нет детей, в нашем обществе всегда виновата только жена - мужчины стесняются ходить к врачам по «этим делам»
Как казахи стали все родственниками. Часть 2
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Геннадий Бендицкий. Избранное. Риторический Хоргос
Ratel.kz предлагает ретроспективу лучших материалов Геннадия Бендицкого, опубликованных в разные годы в газете «Время»
Пресс-служба аэропорта Алматы: Мы все еще ждем извинений от Фостера
В пресс-службе Международного аэропорта Алматы прокомментировали заявление авиакомпании «Эйр Астана»
Азамат Джолдасбеков: Как нам обустроить Кокжайлау
В защиту уникального урочища Заилийского Алатау выступает известный казахстанский финансист
Старые штрафы можно уменьшить или вообще списать - Сергей Уткин
Участники дорожного движения получили настоящий новогодний подарок, ведь от нарушений ПДД никто не застрахован
Игры миллиардов
Почему правительство не подало в суд на Ораза Жандосова
История происхождения капиталов Сауата Мынбаева
Как в Казахстане оценят труды по сбору «райского досье»?
Мы их душили, душили…
Почему цены на заправках только растут, и как 1 января страна едва не осталась без бензина
МММ по-казахски, или Что останется будущему поколению
Как непреодолимая нефтезависимость превращает бюджетную систему в финансовую пирамиду
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Принуждение к морали
- Я 12:45:04 Прошу Вас, сфокусируйтесь, пожалуйста, на простейшей мысли: никого не волнует представление имярека о морали, поскольку оно [его представление] всегда субъективно и относительно. Именно для этого и существуют ЗАКОНЫ. И если имярек считает себя потерпевшим - пусть подаёт заявление в полицию и через суд доказывает свою правоту. А вот угрозы поджечь клуб, избить хозяев клуба или участников инцидента - уголовно наказуемы. Благодарю за общение. :)
Американский суд встал на сторону Храпунова
- Ха! Храпунов кристально чистый? Ха! Три раза ха! На одной из работ пересекался и с чиновниками и с их детьми. Фильм "Крестный отец" просто отдыхает. И если чиновники еще как-то скромничают, ибо кресло потерять могут, если сильно зарываться будут, то их детки вообще себя ничем не ограничивают.
Варежки
- :) Спасибо, Сапа! "тургеньские девушки байзаковского возраста" - это пять! :) Оставайтесь таким всегда, даже если слово "всегда" противоречит устройству этого мира
Герольд Бельгер: Кокжайлау хотят уничтожить
- ТЭТЯНА, Кокжайляу - это уникальное место, там растут эндемичные виды растений, Кокжайляу красив своей естественной красотой, там лучше ходить пешком и наслаждаться красотой, дышать свежим воздухом. А туристические объекты можно и в другом месте строить, например построить этноаул где-нить недалеко под Алматой, в степи, я лично давно мечтаю, попить настоящий кумыс, обучиться какому-нибудь народному ремеслу и т.п.
Smart-путешествия по-МИДовски
- Мой айтишник за подобное приложение запросил 500 долларов и неделю срока. Торг уместен. Приложение на уровне дипломной работы студента. Вообще траты в МИДе сумасшедшие. Довелось побывать в одном из посольств Казахстана и заценить их компьютерное оснащение. Аймаки и макбуки в топовой конфигурации. Чтобы почту проверить и документ в ворде набрать им нужны компы за 3 тысячи долларов каждый. Автомобильный парк тоже впечатлил
Ратель. Лучшее за 2017 год. Сергей Уткин
- Уткин - высококвалифицированный юрист, что редкость даже среди обладателей юр. дипломов. Таким не сделать карьеры в КЗ, только на вольных хлебах........
Сварщик для Сауата Мынбаева
- Они и есть настоящие хозяева страны и творят все, что хотят, ведь никто с них за это не спрашивает.Как можно спросить с хозяина?.Все остальные прислуга и лакеи, каждый на своем строго определенном месте, ну за небольшим исключением, имеющая только одно право и в то же время обязанность-молчать, но, они не возражают и вполне с этим согласны.Касаемо сварщика, его имя будет втоптано в историю.Уж позаботятся.