Про волка

16334 просмотров
28
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Суббота, 23 Сен 2017, 12:00

Традиционно по субботам Ratel.kz публикует рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Как научиться языку в тюрьме».

Читайте также
Ермек Турсунов: На съёмках нужен был як

Зима была. То ли декабрь, то ли февраль. Не помню. Но это и не важно.

Ночью шел снег. Сыпал и сыпал хлопьями. И вдруг посреди ночи, часам так к трем, кто-то звонит в дверь.

Ночные звонки и визиты – дело, сами понимаете, не очень приятное. Я пошел открывать в дурном предчувствии. Смотрю, на пороге Сайлаубек стоит. Дружбан мой старый. Рот до ушей, счастливый такой, аж светится весь.

- Спишь? - говорит.

- Нет, - зло отвечаю я. - В футбол играю.

- Ну и хорошо, - смеется, - значит, уже размятый.

- Тебе чё надо? - спрашиваю. – Охренел, что ли? Три часа ночи.

- Поехали, - говорит.

- Куда?

- Как куда? - хмыкает. - Не видишь, снег какой выпал.

- Ну и что?

- Как ну и что? Самое время для охоты!

- Какой еще охоты?

Я еще не совсем проснулся. Действительно, не очень понимаю.

- Ну, помнишь, чабаны звонили? - начинает он объяснять. – Жаловались: волки, мол, достали. Лютуют. Овец пожрали.

- Ну?

- Вот время и настало посчитаться, - говорит. - Снег нам подмога.

- А причем тут снег? - свирепею я.

- Хватит болтать, - обрывает. - Одевайся и поехали.

Читайте также
Ермек Турсунов: Для съёмок нужен был кабан

По дороге он мне напоминает предысторию, и я потихоньку начинаю вспоминать.

Этот придурошный Сайлаубек – заядлый охотник. Вечно мотается со своими дружками за разным зверьем, а потом рассказывает мне свои охотничьи байки. И, надо сказать, интересно рассказывает. Местами привирает, конечно, но без вранья что за рассказ?

Ну, и как-то по глупости своей напросился я на свою голову тоже. Пострелять. Как-нибудь. И вот этот «как-нибудь» представился.

А если честно – какой из меня охотник? Мне зверя жалко. Да и стрелять по живому я не могу. Даже если это и волки, которые таскают у чабанов их баранов.

В любом случае, поздно отнекиваться. Мы уже едем. В ночь. Мотор мерно гудит. Снег всё сыплет. Я начинаю клевать носом и просыпаюсь, когда машина, в последний раз качнувшись, останавливается.

Мы выходим из нагретой кабины. Пронзительный воздух рвет легкие, лезет за воротник, бодрит и встряхивает. Навстречу с лаем кидаются огромные псы. Сайлаубек громко их материт по матушке, и те успокаиваются.

Осматриваюсь. Что-то вроде зимовки. Два домика посреди степи. Из труб валит дым. Поодаль, как лошади у коновязи, выстроены в ряд машины - тяжелые джипы. Рядом с ними целая отара снегоходов.

Заходим в дом. Нас тепло приветствуют веселые мужики. Еще не пьяные. Здоровые все. Громкие. Одеты в камуфляж. Вдоль стен – целый арсенал: ружья, винтовки с оптикой, патронташи.

(«Охотники», - подумал Штирлиц.)

Читайте также
Преступление и наказание

Тем временем уже начинает светать. А насчет погоды мне объяснили, что опытный следопыт по свежему снегу легко может выйти на волка.

Так оно и случилось.

Наскоро позавтракав, все высыпали во двор. Командовал какой-то мужичок в лисьем малахае. Он вроде как и был тем самым следопытом. Хотя по виду не скажешь. Щуплый, невзрачный и смурной. Как с похмелья. А может, просто не выспался. И одет поскромнее всех. В сапогах допотопных. Кирзовых. Да и ружьишко у него обычное. Двустволка без наворотов. Приклад еще зачем-то изолентой обмотал.

Как бы то ни было, мужики слушали его молча. Потом он разделил всех по парам, раздал рации, развернул карту местности, показал, кому куда ехать, и мы двинулись.

Я сел к Сайлаубеку. Он протянул мне винтовку. Как только я взял ее в руки, так тут же во мне шевельнулось какое-то дикое дремучее чувство. Наверное, в каждом оно просыпается, стоит ему коснуться настоящего боевого оружия.

Моторы взревели, нарушая утреннюю тишь, и толпа снегоходов направилась в степь.

Впереди ехал следопыт. Он двигался не спеша, зорко вглядываясь окрест. Временами он останавливался и ходил кругами, читал следы. Их было много, и все на разный манер: неясные вмятины, черточки, узоры, ямки... Как он там в них разбирался? Непонятно.

Наконец, он что-то обнаружил и велел всем разбиться на группы. Кому-то указал на запад, кому-то на восток. По плану, сделав большой круг, мы должны были все встретиться в помеченной на карте точке.

- Там – пропасть. Вернее, каньон, - пояснил следопыт. - Их пятеро. Волков. Погоним их туда. Если догоните их раньше, то валите по пути. А если нет, то у обрыва накроем.

Нам с Сайлаубеком велено было ехать прямо.

Читайте также
Казахский национальный зверь

Признаться, я первый раз оказался на снегоходе. Тот же мотоцикл, только по снегу. И рвет прилично. Если по прямой и «ветер в харю», то и слезы из глаз. Невозможно. Поэтому я воткнулся лицом в спину Сайлаубека, и мы мчались так примерно час.

Потом он остановился, чтоб проверить оружие и слегка передохнуть. Выключил мотор. И тут вдруг такая тишина навалилась. Такая блажь. Вселенская. Оглохнуть можно. Ни звука. И кругом – всё белым-бело. Горизонт исчез. Растворился. Всё утонуло в белесой дымке. Ни земли, ни неба. Космос. И ломкий хруст под ногами.

Ворона пролетела. Каркнула.

Всё.

Я даже забыл, зачем мы здесь.

Да и хрен бы с ними, с этими волками. Пусть бегают. Тут вон какая красота. И чистота необъятная. Природа, мать ее!

- До оврага еще полчаса, - обронил Сайлаубек. – Чё-то наши молчат.

И тут вдруг, как услышала, – ожила рация. Что-то в ней щелкнуло, шваркнуло, и заполошный голос, прорываясь сквозь помехи, захрипел:

- Гони! Гони! Вон он! Вон!

И мы увидели вдали серую точку.

- Дава-ай! - крикнул Сайлаубек и завел мотор. Я прыгнул, вцепился в спину, и мы рванули с места так, что у меня чуть башка не оторвалась.

И сразу – под сто! Полетели по кочкам да по корягам.

Серая точка постепенно стала увеличиваться и превратилась в матерого волка. Арлана. Он бежал, вытянувшись в струнку, и низко стелясь над самой землей. С двух сторон его настигали снегоходы.

Охотники гнали волка к ущелью. А там – обрыв. И там уже – всё. Тупик.

Читайте также
Дядьвитя – матадор

Волк не знал об этом. Он метнулся по ущелью вверх и через пару километров резко тормознул, словно воткнулся в невидимую стенку. Заметался, запаниковал.

Снегоходы на полном ходу свернули – один вправо, другой влево - и взлетели на горки с двух сторон. Охотники попрыгали, заклацали затворами и взяли волка на прицел.

Тот всё носился из стороны в сторону по краю пропасти в поисках спуска. Но его нигде не было. По дну каньона, под тонкой наледью, текли мутные воды.

Кольцо замкнулось. Серый оказался в западне.

По дороге всех его братков настигли и постреляли, но сам вожак ушел. Затаился в зарослях ивняка. За ним отправились по следу и выгнали на простор. В степь. Гнали сюда километров двадцать…

Тут и мы подоспели с Сайлаубеком. И выехали прямо на волка. Почти лоб в лоб. Остановились, не доезжая до него метров триста.

Сайлаубек заглушил мотор и задорно подмигнул мне.

- Ну вот, - сказал он. - Ты ж хотел. Иди, стреляй.

Я снял ружье с плеча и опустил щелчком предохранитель. Глянул еще раз на тех, что стояли на холмах. Понятно, что любой мог завалить волка со своей позиции. Оттуда вся поляна просматривалась как на ладони. Но зверя загнали специально для меня и теперь ждали, предоставив мне возможность его прикончить.

Разом всё смолкло - и грохот моторов, и лязг гусениц, и суматоха погони, крики. Моментом все оборвалось и стихло.

Читайте также
Про козла

Мне вдруг стало нестерпимо жарко. Я расстегнул ворот и вдохнул полной грудью стылый воздух. Азарт охотника толкнул меня вперед.

Я взвел курок и медленно пошел на волка. Снег местами доходил мне до колен, я проваливался, но всё шел и шел.

И волк понял, что это конец. Что настал его час. И тогда он перестал метаться, остановился, сел на снег, поднял морду высоко к небу и… завыл.

Он завыл так, что у меня вдруг защемило сердце. Похолодело в груди. Заломило в висках. И еще я почувствовал, как палец на курке стал ватным. Он как будто омертвел. И весь я как-то сдулся. Надломился.

А волк всё выл и выл. И глухой утробный его вой следом подхватило эхо и понесло по всей округе. И откуда-то издалека, из-за скалистых гор, донесся ответный вой. Такой же протяжный и скорбный.

Волк услышал его и замолчал. Поднялся. Отряхнулся. Потом зарычал, оскалился, щелкнул страшными клыками и рванулся прямо на меня. Снег из-под его лап полетел в разные стороны. Он бежал, низко опустив свою большую голову. А я как завороженный смотрел на него и не двигался. Я видел, как вздыбилась шерсть на его бугристом загривке, как капает пена с его разинутой пасти, как сузились зеленые его глаза…

Охотники стали кричать мне с холмов. Махать руками.

Но я не двигался. Я вообще превратился в столб и опустил ружье.

Расстояние между мной и волком стремительно сокращалось. Вот уже двести метров, сто пятьдесят, девяносто, сорок, тридцать…

Читайте также
Территория неволи

И тут грянул выстрел. Кто-то шмальнул с горки. Волк тявкнул, кувыркнулся и тут же вскочил на ноги. С простреленного бока отлетел кусок шерсти.

Раздался еще выстрел. Пуля перешибла переднюю лапу: брызнули веером бурые капли и окропили снег. Волк закрутился, кусая себя за обожженные места, и понесся на меня на оставшихся трех.

Раздались еще выстрелы. Стреляли уже с обоих холмов. Пули засвистели, прошивая волка насквозь. В воздух взметнулись фонтанчики красного снега. Волк пробежал еще несколько метров и упал навзничь. Беспомощно забарахтался в сугробах. Слышно было, как он хрипит, захлебываясь собственной кровью. И всё же, собрав последние силы, он перевернулся на брюхо и пополз на меня, скуля в бессильном гневе. За ним по борозде потянулся ярко-алый след. Я видел, как он перебирает передними лапами. Слышал его прерывистое дыхание. Я почувствовал, как он мечтает добраться до меня…

Но тут раздался последний выстрел, и волк остановился. Затих.

Подбежал Сайлаубек. Рванул меня за плечо.

- Ты чё… твою мать, - заорал он. - Почему не стрелял?!

Я лишь пожал плечами. Я действительно не знал, почему я не стрелял.

Я всё смотрел на волка, который лежал от меня метрах в десяти и уже не двигался. Глаза его оставались открытыми. В них остывала ярость. Ненависть. Отчаяние и несгибаемая воля.

С тех пор я на охоту не просился.

Фото: Вадим БОРЕЙКО.

Наталья 2017-09-23 21:20:19
7
А мне понравилось, хоть я уже у догадалась чем все закончится , но читала на одном дыхании! хороший рассказ жизненный! Спасибо автору.
Студент 2017-09-23 12:15:13
9
Охота может быть только по необходимости. острой необходимости, когда другого выхода (как у волка в рассказе) просто нет. И все.
Тэтяна 2017-09-23 12:17:20
-13
К чему вот это: "Охотники", подумал Штирлиц"; и тем более: роскошное описание степи и тупое "природа, мать ее". Рассказ только выиграл, если б не было полуматерков, а эмоции и переживания от встречи подростка и раненого волка можно было описать значительно ярче.
Рус 2017-09-23 15:31:03
15
ненавижу охотников .. с голыми руками идите на зверя .. только вот духу не хватит ! перед Всевышним за все ответите герои с ружьями ! охота только по необходимости прокормиться а не удовольствия ради
M. Freeman 2017-09-23 14:43:31
12
Сетон-Томпсон, "Лобо", "Домино", "Мустанг-иноходец"... Вечная тема. Вечные вопросы... И у каждого свой ответ. У Ермека - один. У Сайлаубека - другой. Только вот Сайлаубек не сомневается в своей правоте... Интересно, этот так называемый homo sapiens когда-нибудь перестанет мнить себя на Земле самым главным?
гость 2017-09-23 17:55:21
4
Охота может быть только по необходимости. острой необходимости, когда другого выхода (как у волка в рассказе) просто нет. И все.==Уровень потребления со времен пещерного века вырос,уже мало хлеба,хочется все больше зрелищ и крови.
Берик 2017-09-23 17:57:22
7
Так сначала волк был в двухстах метров и при этом понял, что это конец? Да с двухсот метров волка даже не видно толком и-попасть в-него можно только снайперу .... И он бежал двести метров, а Ермек стоял опустив руки? Понятно, в общем....
Берик 2017-09-24 08:57:02
6
Даже нет, он выше пишет, что были в трехстах метров от волка... Волк их в бинокль рассмотрел, что ли, и завыл? С трехсот метров невооруженным глазом очень трудно определить, волк это, собака или коза, например...
Chelovek 2017-09-23 23:51:26
3
Единственное животное, которое не поддаётся дрессировке. Льва и тигра можно приручить. Поднял морду высоко к небу и завыл... подчиняясь воле Творца всего сущего. Красивая смерть. Охотников жалко.
Тэтяна 2017-09-24 10:28:56
-3
M. FREEMAN 14:43:31 Сетон-Томпсон... Сравнили..., это вам не "пызява".
- У меня есть реально модернизационно-инновационное предложение для правительства: официально ввести в каждом министерстве должность "зама по косякам", ну или "вице-министра отпущения".
Рузский мир
К чему приведут хулиганские методы внедрения государственного языка?
Завещание Герольда Бельгера
Вышел в свет четырехтомник казахстанского писателя и переводчика Герольда Бельгера «Плетенье чепухи»
«Свой путь» в неизвестном направлении
Евгений Жовтис: У каннибалов существует традиция - есть людей, но у меня нет никакого желания обсуждать эту традицию как часть культуры
Лицензия на воровство
Фермер Кирилл Павлов вызывает министра юстиции Марата Бекетаева на публичные дебаты
Кыргызстан: пейзаж после выборов
Интервью кыргызского эксперта Аиды Алымбаевой казахстанскому политологу Досыму Сатпаеву
Осетрина второй свежести
Министерство юстиции Казахстана прокомментировало публикацию Ratel.kz, но ясности от этого больше не стало
Зомби-апокалипсис по-карагандински
Как умершая в 1985 году в Караганде пенсионерка оформила завещание в 2005 году в Ташкенте
Как казаха нарекали именем
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Сеньоры и вассалы современного Казахстана
Что такое "хорошее управление системой"
Кредитные мошенники нашли новую жертву
​​С алматинца взыскивают деньги, которые он не занимал
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Падение сырьевых банков
Почему интересы крупных частных банков РК расходятся с национальными интересами
Ветер дует, потому что деревья качаются
Почему высокие профессионалы в правительстве есть, а самого необходимого в стране при этом нет
Хорошо сидим!
У осужденных по «хоргосскому делу» жизнь протекает в комфорте и изобилии
Жаба и голубка
Новый рассказ Салимы Дуйсековой
Плетенье чепухи: Многие обычаи казахи потеряли безвозвратно
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Творческих вам узбеков
Почему мы радуемся успехам соседей
О Каталонии. Серьезно
Чем может закончиться «развод» Испании и Каталонии
Марат Толибаев: Хочу заступиться за Владимира Божко
Известный в социальных сетях автор считает, что вице-спикеру приписали абсурдные мысли
Врать надо с прибылей, а не с убытков
В потоке информации о ситуации с Национальным фондом может заблудиться даже профессионал, не говоря уже о простых гражданах нашей страны
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Джохар Утебеков: Нет исключений, позволяющих полицейским пытать людей!
Свобода от пыток - одно из абсолютных прав человека, которая не подлежит ограничениям ни при каких условиях
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Рузский мир
- Большое спасибо Марату Асипову за эту статью. Только не замалчивая такие проблемы общества, путем мирного диалога, можно и нужно добиваться взаимного уважения, толерантности и межнационального согласия. Когда мы едины - мы непобедимы! Этот лозунг должен быть не просто красивыми словами.... Всем спасибо. МИР ВАШЕМУ ДОМУ! Берегите себя...
Уголовное дело шымкентского мажора вновь открыто
- Журналисту Динаре БЕКБОЛАЕВОЙ респект, уважение, за объективное освещение резонансных событий. Надеюсь, что благодаря таким как она принципиальным и профессиональным журналистам наш КЗ станет когда-то правовым государством, где, в т.ч. реализуется принцип неотвратимости наказаний. Браво Динара!!
Отправьте доктора к авторам бензиновой лихорадки
- Из за школьных учебников такой шум подняли,депутаты,Токаев,все выступили,а тут дефицит бензина -и ниче,депутатов не слышно
Жизнь девушки оценили в 700 тысяч тенге
- Не буду писать про медицину, понятно, что ее у нас нет, хотя для того что бы она появилась, надо всего лишь запретить чиновникам и их семьям лечиться за границей, даже за собственные деньги. Я хочу сказать за суд: это насколько надо быть нечеловеком, чтоб одному за публикации в газете давать за моральный ущерб 50 млн., а другой за смерть дочки 700 тыс.?
Аким Павлодарской области и его блондинка
- Уважаемый БУЛАТ ЖУМАБЕКОВИЧ Аким Павлодарской области. Доводим до Вас что по графику дом Щедрина 30 стоит на подключения тепла 02.10.2017 г КСК ИП Шмид, но тепла так и нет. В округе все дома подключили, а наш дом так и мерзнет. Звоним в КСК они нам отвечают, что это Тепловые сети. Где наитии крайних и когда в нашем доме подключат тепло.
Защита от дурака
- Ай молодец автор! Особенно правило 5 понравилось. Тов. Бендер отдыхает в Казахстане :)
Чиновники не смогли объяснить, откуда взялась сумма платы за общественный транспорт
- Нужную сумму разделили на количество квсртир, вышло 3800. Никто там расчетами не занимался